Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник пользователя KiSLi > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 13 ноября 2018 г.
Взято: Тест: Тайная поклонница - Касю Киёмицу Sawamura Kira 16:42:04
­NBene 19 июля 2017 г. 22:24:37 написала в своём дневнике ­•try your luck•
В нерешительности переминаясь с ноги на ногу, [Твоё имя] стояла напротив комнаты, где проживал Касю Киёмицу, и теребила конверт с письмом, написанным ещё задолго до прихода сюда. И поводом к решительным действиям послужили не столько рвущиеся наружу чувства девушки, сколько поведение самого парня: пару дней назад Касю закатил настоящую сцену ревности.
Искренне радуясь, что несколько раненых наконец пошли на поправку, [Твоё имя] круглые сутки дежурила у их постелей, обрабатывая и перевязывая раны, унося и принося еду, разве что с ложечки не кормила. И Касю это совершенно не понравилось.
«Они просто не хотят возвращаться на поле боя, вот и притворяются, чтобы ты подольше с ними сидела!» – возмущённо заявлял Касю.
«Что ты такое говоришь! – защищала пострадавших девушка. – Они же ранены, им нужен уход!»
«А другим мечам, про которые ты забыла, уход разве не нужен?»
[Твоё имя] помотала головой, отгоняя наваждение: эта неприятная сцена ещё долго не выйдет у неё из головы.
Надо сказать, данный случай не был единичным: Касю ворчал и ёрничал каждый раз, когда [Твоё имя], по его мнению, слишком много времени проводила в компании других мечей либо надолго задерживалась у кого-то. И девушка понимала, что этому нужно положить конец.
Из раздумий [Твоё имя] вывели приближающиеся голоса, и она засуетилась, осознав, что так и осталась стоять с конвертом в руках. Не придумав ничего лучше, она молниеносно ворвалась в пустующую комнату и припала ухом к бумажной перегородке. Касю возвращался в свои покои. Охнув, девушка поспешно бросила конверт на его постель и спряталась в проёме в стене.
Зайдя в комнату, парень сразу заметил белеющее на его подушке нечто.
– Письмо? Интересно, от кого? – Касю повертел конверт в руках. – И как оно тут оказалось?..
Он внимательно обвёл взглядом комнату, и [Твоё имя] ещё сильнее вжалась в стену, боясь быть обнаруженной. Послышалось шуршание и звук рвущегося конверта.
«Несправедливо полагать, будто если ты станешь хуже выглядеть или что-то вроде того, то я начну по-другому к тебе относиться или меньше любить. Нет, я люблю тебя совсем не за это».
– Госпожа [Твоё имя] любит меня?! – воскликнул Касю, не веря своим глазам и чувствуя, что стремительно краснеет.
«Я люблю тебя за то, какой ты есть, за то, как ты смотришь на меня и по-своему оберегаешь. И даже если у меня не всегда хватает времени на тебя, моё отношение неизменно. Пожалуйста, не сомневайся в моих чувствах».
Какое-то время Касю молча стоял посреди комнаты, пытаясь унять сердцебиение.
– Госпожа [Твоё имя], – позвал он с дрожью в голосе, – ты же всё это время стояла там, так ведь?..
Красная от смущения девушка вышла из укрытия, не поднимая глаз на Касю. Парень в мгновение ока оказался перед ней, прижимая к стене.
– Больше не заставляй меня так ревновать, – сказал Касю, перед тем как начал покрывать лицо [Твоё имя] поцелуями.
­­
Оодачи
Ишикиримару:
/Считает проявление симпатии и вспышки ревности Касю ещё детскими и думает, что ваш союз долго не продлится, понимая, однако, что это не ему решать, поэтому помалкивает./
Таротачи:
– Госпожа [Твоё имя], мой брат не слишком Вам докучает?
– Нет, – девушка задумалась, – а должен?
– Ах, так он ещё не сказал Вам? – как-то странно протянул брюнет. – Тогда забудьте.
/Своими речами ввёл тебя в заблуждение. Знает о чувствах брата к тебе, но намеренно держит тебя в неведении, считая, что узнать обо всём ты должна непосредственно от самого Джиротачи./
Джиротачи:
– Хозяйка решила почтить меня своим присутствием? Я рад! – щебетал Джиротачи, откупоривая очередную бутылочку саке.
Он вылил прозрачную жидкость в тёко и протянул её [Твоё имя]:
– Нет ничего лучше прохладного саке в жаркий летний день!
Девушка тактично, но решительно отклонила предложение:
– Спасибо, но у меня сегодня много дел.
– Как пожелаете, – улыбнувшись, пожал плечами Джиротачи и одним махом опустошил ёмкость.
/За беззаботным и игривым поведением в твоём присутствии скрывается нечто большее: Джиротачи ты очень нравишься, но он не знает, как ты его воспринимаешь, вот и пытается выведать это проверенным методом – напоив собеседника и дождавшись момента, когда тот сам начнёт откровенничать./
Тачи
Микадзуки Мунечика:
– Касю – порывистый и строптивый, а [Твоё имя] – спокойная и собранная, – рассуждал Микадзуки. – Они разные, но это именно то, что им нужно.
/Полагает, что вы с Касю уравновешиваете друг друга, и весьма доволен этим фактом./
Когицунэмару:
/С некоторых пор смотрит на тебя немного насмешливо. Удобно же ты, по его мнению, устроилась: Касю тебя на руках носить готов, Джиротачи – развлекает, а Мицутада с Хорикавой – так те и вовсе наперегонки бегут помогать по хозяйству./
Ичиго Хитофури:
– Зря Вы столько думаете об отношениях между Вами и Касю Киёмицу, госпожа, – успокаивал девушку Ичиго, – повода для беспокойства тут нет.
– Но ведь ревность рождается из-за неуверенности в себе, – возразила [Твоё имя]. – А мой избранник довольно ревнив...
– Он просто очень о Вас беспокоится. Когда любишь кого-то, его благополучие становится для тебя на первое место, и ты начинаешь заботиться о нём даже больше, чем о себе самом, – мягко рассказывал Ичиго. – Я говорю так, потому что у меня самого есть младшие братья.
/У вас уже сформировалась ежедневная традиция в доверительном тоне беседовать по душам за чашечкой чая перед сном. Может, Ичиго и не знает всего, что действительно происходит между тобой и Касю, но зато ты всегда можешь рассчитывать на его помощь./
Угуйсумару:
/Он вообще избегает категоричных оценок и поэтому лишь загадочно улыбается, предлагая тебе решать свою судьбу самой./
Акаши Куниюки:
/Честно говоря, парень охотнее предпочёл бы часок-другой вздремнуть, а не рассуждать о чьих-то там отношениях, пускай дело касается самой его госпожи./
Сёкудайкири Мицутада:
Стоя у плиты, [Твоё имя] крупно нарезала мясо, попутно вытирая со лба пот – на кухне было достаточно жарко – и обмахиваясь полотенцем. Приправы находились на самой верхней полке, и девушке пришлось залезть на табурет, чтобы дотянуться до заветного ящичка. Ножки опасно подогнулись, и [Твоё имя], потеряв равновесие, полетела вниз, как вдруг чьи-то сильные руки подхватили её и поставили на пол.
– Мицутада? – изумилась [Твоё имя], когда молодой человек продолжил разделку вместо неё. – Но тебе совсем не обязательно помогать мне, сегодня дежурит другой…
– Он передал свои извинения и что не сможет прийти, – перебил Мицутада. – Да и какой в этом смысл, раз уж я здесь?
/Врёт он всё: на самом деле меч этот даже не в курсе, что был нужен на кухне, ведь хитрец Мицутада подстроил всё так, чтобы самому оказаться наедине с тобой. Стоит заметить, что по отношению к тебе он ведёт себя как истинный джентльмен: подаст руку, если тебе трудно самой слезть с лошади, в промозглую погоду одолжит свою накидку, с радостью поможет по хозяйству… А такое отношение говорит о многом./
Косэцу Самондзи:
/Не нравится ему, что вокруг ваших отношений с Касю подняли такой кипиш. Предложил вместе с ним помедитировать в тишине и спокойствии, чтобы отдохнуть и разобраться в себе./
Ямабуши Кунихиро:
– Касю пока ещё совсем молод, но мне нравится, какой он упорный, я вижу в нём потенциал! Ка-ка-ка, благодаря тренировкам его тело станет таким же крепким, как моё! – похвастался Ямабуши, выставляя на всеобщее обозрение свои мускулы.
/Задумал сделать из Касю «настоящего воина» и мысленно уже разрабатывает ему программу тренировок. В принципе, при желании тебе удастся его образумить./
Шиши-О:
/Совершенно параллельно на Касю, а вот с тобой парень совсем не прочь повеселиться и поиграть время от времени. Жаль только, с появлением Касю в твоей жизни этого времени у тебя всё меньше и меньше…/
Цурумару Кунинага:
– Касю, по сути, ещё практически ребёнок, – размышлял молодой человек, наблюдая за прогуливающейся парочкой. – На её месте я бы выбрал кого-то более зрелого и менее экспрессивного, совсем как…
Цурумару замолк, увидев Мицутаду, тоскливо провожающего Касю и [Твоё имя] взглядом.
– Даже как-то жаль его.
/Не сказать, чтобы он одобрительно относился к твоему выбору, но вмешиваться и помогать товарищу или нет, ещё не знает – смотря как лягут карты и каково будет настроение у самого Цурумару./
Учигатаны
Накигицунэ:
/Наблюдает за робкими попытками приблизиться к тебе у Хорикавы и более смелыми – у Мицутады и гадает, как скоро ты обнаружишь их чувства к своей персоне./
Содза Самондзи:
– В прекрасную госпожу [Твоё имя] все так и влюбляются, – Содза вздохнул, – это так печально. Мы – всего лишь оружие, нам не постигнуть человеческие чувства в полной мере.
/Настроен пессимистично и нередко выражается меланхолично, заявляя о невозможности существования союза меча и человека./
Касю Киёмицу:
– Чтобы больше не видел тебя с этим пьяницей. – Касю недовольно покосился на Джиротачи.
[Твоё имя] невольно закатила глаза:
– Прошу, успокойся. Опять ты начинаешь подозревать всех подряд…
– Внешность обманчива, – совершенно серьёзно сказал Касю и за плечи развернул девушку к себе. – Я видел, какими глазами он на тебя смотрит. Мы все в курсе, на что он способен в таком состоянии на поле боя, и я не хочу проверять, что может случиться в повседневной жизни.
/Со стороны может показаться, будто Касю ревнует тебя к каждому столбу, однако на самом деле он просто хочет обезопасить тебя, пусть и в несколько своеобразной манере. И парень, конечно же, уже успел обнаружить парочку конкурентов в борьбе за твоё сердце, особенно настороженно относясь именно к Джиротачи. Тем не менее, Касю полностью уверен в себе и смело строит планы на ваше совместное будущее./
Яматоноками Ясусада:
– На самом деле Касю очень хороший!.. У него ведь не радужное прошлое, и из-за этого с ним порой бывает так трудно, но вместе с тем у него масса достоинств, – уверял девушку голубоглазый. – Он верный, честный, любящий…
/Из-за невесть откуда появившихся прочих поклонников начинает волноваться, как бы ты не отвергла Касю, вот и без устали расхваливает тебе своего друга./
Идзуминоками Канэсада:
– Я заметил, Хорикава зачастил в последнее время помогать Вам по дому, госпожа, – говорил молодой человек, возвращаясь с [Твоё имя] после долгой работы в поле, – так что Вы уж не отталкивайте его: парень он, вообще-то, хороший…
/В самом деле сочувствует своему самопровозглашённом­у адъютанту и, фактически, сдал Хорикаву со всеми потрохами, ибо тот буквально все уши Идзуминоками о тебе прожужжал./
Касэн Канэсада:
– Они такие разные, словно… солнце и луна, – наконец нашёл подходящее сравнение Касэн. – Он – горячий и достаточно эмоциональный, она – умиротворяющая и спокойная… Но вместе они – по правде завораживающее зрелище…
/Мыслит поэтично и совсем не против ваших с Касю отношений – это же так романтично!/
Муцуноками Ёшиюки:
/Видит в Касю амбициозного и талантливого для своих лет парнишку и уверен, что со временем вы станете сильной парой./
Хатисука Котэцу:
/Относится к сложившейся ситуации со снисхождением, считая всё это детскими забавами, и уже ждёт не дождётся, когда вы наиграетесь и займётесь делом./
Яманбагири Кунихиро:
– Госпожа уже достаточно взрослая, чтобы разобраться во всём самой, не прибегая к помощи других. – Яманбагири хмыкнул. – Чужие советы будут только мешать.
/Его взгляд так и говорит: «Решайте свои проблемы сами, а меня оставьте в покое». Не стремится быть участником набирающей обороты драмы./
Оокурикара:
/Его ни капли не волнует сложившийся любовный многоугольник, наоборот, эта ситуация даже начинает несколько раздражать парня: слишком уж много внимания вы, по его мнению, уделяете совершенно пустяковым вещам./
Хешикири Хасебэ:
/Скептически относится к долговечности вашего союза, однако сомнения никак не отражаются ни на его лице, ни на поведении. Он поддержит любой твой выбор./
Додануки Масакуни:
/Считает странным, что Касю красит ногти, носит серьги и прихорашивается как женщина, но в остальном претензий к нему не имеет, ведь боец он при этом неплохой./
Другие
Иватооши:
– Гья-ха-ха, хотел бы я знать, сможет ли Джиротачи ради госпожи [Твоё имя] отказаться от своей любимой выпивки? – потешался Иватооши. – Интересно, надолго ли его хватит?
/Открыто смеётся над его чувствами в надежде, что ты оценишь шутку. Может, объяснишь, что так поступать некрасиво?/
Никкари Аоэ:
– Киёмицу – ещё такой мальчишка… Госпоже [Твоё имя] трудно с ним придётся…
/Отчасти сочувствует тебе: ужиться с Касю и совладать с его характером довольно непросто./
Ягэн Тоширо:
/Не считает намерения Касю действительно серьёзными, ничего не говорит, но не уверен, что у вашей пары есть будущее./
Хорикава Кунихиро:
– [Твоё имя], Вам нужна моя помощь? – Хорикава неотступно следовал за девушкой, идущей по коридору с полной корзиной белья. – Глажка, стирка, уборка, готовка – я со всем справлюсь.
– Ох, Хорикава, ты такой помощник, – похвалила его [Твоё имя].
От услышанного комплимента паренёк чуть покраснел и отвёл взгляд в сторону:
– М-мне просто нравится Ваше общество…
/При тебе Хорикава прямо-таки мальчишкой становится: заикается, краснеет, часто рассеян и неуклюж. И если раньше все его мысли были заняты лишь обожаемым Канэ-саном, то теперь Хорикава буквально заваливает последнего рассказами о тебе. Он не надеется когда-нибудь увидеть себя на месте Касю, но ты смело можешь рассчитывать на него и в быту, и в бою./
Отэгинэ:
/Не настаивает, чтобы ты выслушивала его мнение, однако Отэгинэ предпочёл бы, чтобы ты уже ясно дала понять, кому отдашь предпочтение: и вам с Касю спокойнее будет, и другие поклонники перестанут томиться в неведении./
Источник: http://arnlaug.beon­.ru/0-29-test-tainaj­a-poklonnica-kasju-k­iemicu.zhtml
Уснувший в Армагеддоне Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:28
Никто не хочет смерти, никто не ждет ее.
Просто что-то срабатывает не так, ракета поворачивается боком, астероид стремительно надвигается,
закрываешь руками глаза - чернота, движение, носовые двигатели неудержимо тянут вперед, отчаянно хочется жить - и некуда податься.
Какое-то мгновение он стоял среди обломков...
Мрак. Во мраке неощутимая боль. В боли - кошмар.
Он не потерял сознания.
Подробнее…"Твое имя?" - спросили невидимые голоса. "Сейл, - ответил он, крутясь в водовороте тошноты, - Леонард Сейл". - "Кто ты?" - закричали голоса. "Космонавт!" - крикнул он, один в ночи. "Добро пожаловать", - сказали голоса. "Добро... добро...". И замерли.
Он поднялся, обломки рухнули к его ногам, как смятая, порванная одежда.
Взошло солнце, и наступило утро.
Сейл протиснулся сквозь узкое отверстие шлюза и вдохнул воздух. Везет. Просто везет. Воздух пригоден для дыхания. Продуктов хватит на два месяца. Прекрасно, прекрасно! И это тоже! - Он ткнул пальцем в обломки. - Чудо из чудес! Радиоаппаратура не пострадала.
Он отстучал ключом: "Врезался в астероид 787. Сейл. Пришлите помощь. Сейл. Пришлите помощь". Ответ не заставил себя ждать: "Хелло, Сейл. Говорит Адамс из Марсопорта. Посылаем спасательный корабль "Логарифм". Прибудет на астероид 787 через шесть дней. Держись".
Сейл едва не пустился в пляс.
До чего все просто. Попал в аварию. Жив. Еда есть. Радировал о помощи. Помощь придет. Ля-ля-ля! Он захлопал в ладоши.
Солнце поднялось, и стало тепло. Он не ощущал страха смерти. Шесть дней пролетят незаметно. Он будет есть, он будет спать. Он огляделся вокруг. Опасных животных не видно, кислорода достаточно. Чего еще желать? Разве что свинины с бобами. Приятный запах разлился в воздухе.


Позавтракав, он выкурил сигарету, глубоко затягиваясь и медленно выпуская дым. Радостно покачал головой. Что за жизнь. Ни царапины. Повезло. Здорово повезло.
Он клюнул носом. Спать, подумал он. Неплохая идея. Вздремнуть после еды. Времени сколько угодно. Спокойно. Шесть долгих, роскошных дней ничегонеделания и философствования. Спать.
Он растянулся на земле, положил голову на руку и закрыл глаза.
И в него вошло, им овладело безумие. "Спи, спи, о спи, - говорили голоса. - А-а, спи, спи" Он открыл глаза. Голоса исчезли. Все было в порядке. Он передернулся, покрепче закрыл глаза и устроился поудобнее. "Ээээээээ", - пели голоса далеко- далеко. "Ааааааах", - пели голоса. "Спи, спи, спи, спи, спи", - пели голоса. "Умри, умри, умри, умри, умри", - пели голоса. "Оооооооо!" - кричали голоса. "Мммммммм", - жужжала в его мозгу пчела. Он сел. Он затряс головой. Он зажал уши руками. Прищурившись, поглядел на разбитый корабль. Твердый металл. Кончиками пальцев нащупал под собой крепкий камень. Увидел на голубом небосводе настоящее солнце, которое дает тепло.


"Попробуем уснуть на спине", - подумал он и снова улегся. На запястье тикали часы. В венах пульсировала горячая кровь.
"Спи, спи, спи, спи", - пели голоса.
"Ооооооох", - пели голоса.
"Ааааааах", - пели голоса.
"Умри, умри, умри, умри, умри. Спи, спи, умри, спи, умри, спи, умри! Оохх, Аахх, Эээээээ!" Кровь стучала в ушах, словно шум нарастающего ветра.
"Мой, мой, - сказал голос. - Мой, мой, он мой"
"Нет, мой, мой, - сказал другой голос. - Нет, мой, мой, он мой!"
"Нет, наш, наш, - пропели десять голосов. - Наш, наш, он наш!"
Его пальцы скрючились, скулы свело спазмой, веки начали вздрагивать.


"Наконец-то, наконец-то, - пел высокий голос. - Теперь, теперь. Долгое-долгое ожидание. Кончилось, кончилось, - пел высокий голос. - Кончилось, наконец-то кончилось!"
Словно ты в подводном мире. Зеленые песни, зеленые видения, зеленое время. Голоса булькают и тонут в глубинах морского прилива. Где-то вдалеке хоры выводят неразборчивую песнь. Леонард Сейл начал метаться в агонии. "Мой, мой", - кричал громкий голос. "Мой, мой", - визжал другой. "Наш, наш", - визжал хор.
Грохот металла, звон мечей, стычка, битва, борьба, война. Все взрывается, его мозг разбрызгивается на тысячи капель.
"Эээээээ!"
Он вскочил на ноги с пронзительным воплем. В глазах у него все расплавилось и поплыло. Раздался голос:
"Я Тилле из Раталара. Гордый Тилле, Тилле Кровавого Могильного Холма и Барабана Смерти. Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
Потом другой: "Я Иорр из Вендилло, Мудрый Иорр, Истребитель Неверных!"
"А мы воины, - пел хор, - мы сталь, мы воины, мы красная кровь, что течет, красная кровь, что бежит, красная кровь, что дымится на солнце".
Леонард Сейл шатался, будто под тяжким грузом. "Убирайтесь! - кричал он. - Оставьте меня, ради бога, оставьте меня!"
"Ииииии", - визжал высокий звук, словно металл по металлу.
Молчание.
Он стоял, обливаясь потом. Его била такая сильная дрожь, что он с трудом держался на ногах. Сошел с ума, подумал он. Совершенно спятил. Буйное помешательство. Сумасшествие.
Он разорвал мешок с продовольствием и достал химический пакет.


Через мгновение был готов горячий кофе. Он захлебывался им, ручейки текли по нёбу. Его бил озноб. Он хватал воздух большими глотками.
Будем рассуждать логично, сказал он себе, тяжело опустившись на землю; кофе обжег ему язык. Никаких признаков сумасшествия в его семье за последние двести лет не было. Все здоровы, вполне уравновешенны. И теперь никаких поводов для безумия. Шок? Глупости. Никакого шока. Меня спасут через шесть дней. Какой может быть шок, раз нет опасности? Обычный астероид. Место самое-самое обыкновенное. Никаких поводов для безумия нет. Я здоров.
"Ии?" - крикнул в нем тоненький металлический голосок. Эхо. Замирающее эхо.
"Да! - закричал он, стукнув кулаком о кулак. - Я здоров!"
"Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха". Где-то заухал смех. Он обернулся. "Заткнись, ты!" - взревел он. "Мы ничего не говорили", - сказали горы. "Мы ничего не говорили", - сказало небо. "Мы ничего не говорили", - сказали обломки.
"Ну, ну, хорошо, - сказал он неуверенно. - Понимаю, что не вы".
Все шло как положено.
Камешки постепенно накалялись. Небо было большое и синее. Он поглядел на свои пальцы и увидел, как солнце горит в каждом черном волоске. Он поглядел на свои башмаки, покрытые пылью, и внезапно почувствовал себя очень счастливым оттого, что принял решение. Я не буду спать, подумал он. Раз у меня кошмары, зачем спать? Вот и выход.
Он составил распорядок дня. С девяти утра (а сейчас было именно девять) до двенадцати он будет изучать и осматривать астероид, а потом желтым карандашом писать в блокноте обо всем, что увидит. После этого он откроет банку сардин и съест немного консервированного хлеба с толстым слоем масла. С половины первого до четырех прочтет девять глав из "Войны и мира". Он вытащил книгу из-под обломков и положил ее так, чтобы она была под рукой. У него есть еще книжка стихов Т. С. Элиота. Это чудесно.


Ужин - в полшестого, а потом от шести до десяти он будет слушать радиопередачи с Земли - комиков с их плоскими шутками, и безголосого певца, и выпуски последних новостей, а в полночь передача завершится гимном Объединенных Наций.
А потом?
Ему стало нехорошо.
До рассвета я буду играть в солитер, подумал он. Сяду и стану пить горячий черный кофе и играть в солитер без жульничества, до самого рассвета. "Хо-хо", - подумал он.
"Ты что-то сказал?" - спросил он себя.
"Я сказал: "Хо-хо", - ответил он. - Рано или поздно ты должен будешь уснуть".
"У меня сна - ни в одном глазу", - сказал он.
"Лжец", - парировал он, наслаждаясь разговором с самим собой.
"Я себя прекрасно чувствую", - сказал он.
"Лицемер", - возразил он себе.
"Я не боюсь ночи, сна и вообще ничего не боюсь", - сказал он.
"Очень забавно", - сказал он.
Он почувствовал себя плохо. Ему захотелось спать. И чем больше он боялся уснуть, тем больше хотел лечь, закрыть глаза и свернуться в клубочек.
"Со всеми удобствами?" - спросил его иронический собеседник.
"Вот сейчас я пойду погулять и осмотрю скалы и геологические обнажения и буду думать о том, как хорошо быть живым", - сказал он.
"О господи! - вскричал собеседник. - Тоже мне Уильям Сароян!"
Все так и будет, подумал он, может быть, один день, может быть, одну ночь, а как насчет следующей ночи и следующей? Сможешь ты бодрствовать все это время, все шесть ночей? Пока не придет спасательный корабль? Хватит у тебя пороху, хватит у тебя силы?
Ответа не было.
Чего ты боишься? Я не знаю. Этих голосов. Этих звуков. Но ведь они не могут повредить тебе, не так ли?
Могут. Когда-нибудь с ними придется столкнуться...
А нужно ли? Возьми себя в руки, старина. Стисни зубы, и вся эта чертовщина сгинет.
Он сидел на жесткой земле и чувствовал себя так, словно плакал навзрыд. Он чувствовал себя так, как если бы жизнь была кончена и он вступал в новый и неизведанный мир. Это было как в теплый, солнечный, но обманчивый день, когда чувствуешь себя хорошо, - в такой день можно или ловить рыбу, или рвать цветы, или целовать женщину, или еще что-нибудь делать. Но что ждет тебя в разгар чудесного дня?
Смерть.
Ну, вряд ли это.
Смерть, настаивал он.
Он лег и закрыл глаза. Он устал от этой путаницы. Отлично подумал он, если ты смерть, приди и забери меня. Я хочу понять, что означает эта дьявольская чепуха.
И смерть пришла.
"Эээээээ", - сказал голос.
"Да, я это понимаю, - сказал Леонард Сейл. - Ну, а что еще?"
"Ааааааах", - произнес голос.
"И это я понимаю", - раздраженно ответил Леонард Сейл. Он похолодел. Его рот искривила дикая гримаса.
"Я - Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
"Я - Иорр из Вендилло, Истребитель Неверных!"
"Что это за планета?" - спросил Леонард Сейл, пытаясь побороть страх.
"Когда-то она была могучей", - ответил Тилле из Раталара.
"Когда-то место битв", - ответил Иорр из Вендилло.
"Теперь мертвая", - сказал Тилле.
"Теперь безмолвная", - сказал Иорр.
"Но вот пришел ты", - сказал Тилле.
"Чтобы снова дать нам жизнь", - сказал Иорр.
"Вы умерли, - сказал Леонард Сейл, весь корчащаяся плоть. - Вы ничто, вы просто ветер".
"Мы будем жить с твоей помощью".
"И сражаться благодаря тебе".
"Так вот в чем дело, - подумал Леонард Сейл. - Я должен стать полем боя, так?.. А вы - друзья?"
"Враги!" - закричал Иорр.
"Лютые враги!" - закричал Тилле.
Леонард страдальчески улыбнулся. Ему было очень плохо. "Сколько же вы ждали?" - спросил он.
"А сколько длится время?"
"Десять тысяч лет?"
"Может быть".
"Десять миллионов лет?"
"Возможно".
"Кто вы? - спросил он. - Мысли, духи, призраки?"
"Все это и даже больше".
"Разумы?"
"Вот именно".
"Как вам удалось выжить?"
"Ээээээээ", - пел хор далеко-далеко.
"Ааааааах", - пела другая армия в ожидании битвы.
"Когда-то это была плодородная страна, богатая планета. На ней жили два народа, две сильные нации, а во главе их стояли два сильных человека. Я, Иорр, и он, тот, что зовет себя Тилле. И планета пришла в упадок, и наступило небытие. Народы и армии все слабели и слабели в ходе великой войны, длившейся пять тысяч лет. Мы долго жили и долго любили, пили много, спали много и много сражались. И когда планета умерла, наши тела ссохлись, и только со временем наука помогла нам выжить".
"Выжить, - удивился Леонард Сейл. - Но от вас ничего не осталось".


"Наш разум, глупец, наш разум! Чего стоит тело без разума?"
"А разум без тела? - рассмеялся Леонард Сейл. - Я нашел вас здесь. Признайтесь, это я нашел вас!"
"Точно, - сказал резкий голос. - Одно бесполезно без другого. Но выжить - это и значит выжить, пусть даже бессознательно. С помощью науки, с помощью чуда разум наших народов выжил".
"Только разум - без чувства, без глаз, без ушей, без осязания, обоняния и прочих ощущений?"
"Да, без всего этого. Мы были просто нереальностью, паром. Долгое время. До сегодняшнего дня".
"А теперь появился я", - подумал Леонард Сейл.
"Ты пришел, - сказал голос, - чтобы дать нашему уму физическую оболочку. Дать нам наше желанное тело".
"Ведь я только один", - подумал Сейл.
"И тем не менее ты нам нужен".
"Но я - личность. Я возмущен вашим вторжением"
"Он возмущен нашим вторжением. Ты слышал его, Иорр? Он возмущен!"
"Как будто он имеет право возмущаться!"
"Осторожнее, - предупредил Сейл. - Я моргну глазом, и вы пропадете, призраки! Я пробужусь и сотру вас в порошок!"
"Но когда-нибудь тебе придется снова уснуть! - закричал Иорр. - И когда это произойдет, мы будем здесь, ждать, ждать, ждать. Тебя".
"Чего вы хотите?"
"Плотности. Массы. Снова ощущений".
"Но ведь моего тела не хватает на вас обоих".
"Мы будем сражаться друг с другом".
Раскаленный обруч сдавил его голову. Будто в мозг между двумя полушариями вгоняли гвоздь.
Теперь все стало до ужаса ясным. Страшно, блистательно ясным. Он был их вселенной. Мир его мыслей, его мозг, его череп поделен на два лагеря, один - Иорра, другой - Тилле. Они используют его!
Взвились знамена под рдеющим небом его мозга. В бронзовых щитах блеснуло солнце. Двинулись серые звери и понеслись в сверкающих волнах плюмажей, труб и мечей.
"Эээээээ!" Стремительный натиск.
"Ааааааах!" Рев.
"Наууууу!" Вихрь.
"Мммммммммммммм..."
Десять тысяч человек столкнулись на маленькой невидимой площадке. Десять тысяч человек понеслись по блестящей внутренней поверхности глазного яблока. Десять тысяч копий засвистели между костями его черепа. Выпалили десять тысяч изукрашенных орудий. Десять тысяч голосов запели в его ушах. Теперь его тело было расколото и растянуто, оно тряслось и вертелось, оно визжало и корчилось, черепные кости вот-вот разлетятся на куски. Бормотание, вопли, как будто через равнины разума и континент костного мозга, через лощины вен, по холмам артерий, через реки меланхолии идет армия за армией, одна армия, две армии, мечи сверкают на солнце, скрещиваясь друг с другом, пятьдесят тысяч умов, нуждающихся в нем, использующих его, хватают, скребут, режут. Через миг - страшное столкновение, одна армия на другую, бросок, кровь, грохот, неистовство, смерть, безумство!
Как цимбалы звенят столкнувшиеся армии!
Охваченный бредом, он вскочил на ноги и понесся в пустыню. Он бежал и бежал и не мог остановиться.
Он сел и зарыдал. Он рыдал до тех пор, пока не заболели легкие. Он рыдал безутешно и долго. Слезы сбегали по его щекам и капали на растопыренные дрожащие пальцы. "Боже, боже, помоги мне, о боже, помоги мне", - повторял он.
Все снова было в порядке.

Было четыре часа пополудни. Солнце палило скалы. Через некоторое время он приготовил и съел бисквиты с клубничным джемом. Потом, как в забытьи, стараясь не думать, вытер запачканные руки о рубашку.
По крайней мере, я знаю, с кем имею дело, подумал он. О господи, что за мир! Каким простодушным он кажется на первый взгляд, и какой он чудовищный на самом деле! Хорошо, что никто до сих пор его не посещал. А может, кто-то здесь был? Он покачал головой, полной боли. Им можно только посочувствовать, тем, кто разбился здесь раньше, если только они действительно были. Теплое солнце, крепкие скалы, и никаких признаков враждебности. Прекрасный мир.


До тех пор, пока не закроешь глаза и не забудешься. А потом ночь, и голоса, и безумие, и смерть на неслышных ногах.
"Однако я уже вполне в норме, - сказал он гордо. - Вот посмотри", - и вытянул руку. Подчиненная величайшему усилию воли, она больше не дрожала. "Я тебе покажу, кто здесь правитель, черт возьми! - пригрозил он безвинному небу. - Это я". - И постучал себя в грудь.
Подумать только, что мысль может прожить так долго! Наверно, миллион лет все эти мысли о смерти, смутах, завоеваниях таились в безвредной на первый взгляд, но ядовитой атмосфере планеты и ждали живого человека, чтобы он стал сосудом для проявления их бессмысленной злобы.
Теперь, когда он почувствовал себя лучше, все это казалось, глупостью. Все, что мне нужно, думал он, это продержаться шесть суток без сна. Тогда они не смогут так мучить меня. Когда я бодрствую, я хозяин положения. Я сильнее, чем эти сумасшедшие военачальники с их идиотскими ордами трубачей и носителей мечей и щитов.
"Но выдержу ли я? - усомнился он. - Целых шесть ночей? Не спать? Нет, я не буду спать. У меня есть кофе, и таблетки, и книги, и карты. Но я уже сейчас устал, так устал, - думал он. - Продержусь ли я?"
Ну а если нет... Тогда пистолет всегда под рукой.
Интересно, куда денутся эти дурацкие монархи, если пустить пулю на помост, где они выступают? На помост, который - весь их мир. Нет. Ты, Леонард Сейл, слишком маленький помост. А они слишком мелкие актеры. А что если пустить пулю из-за кулис, разрушив декорации занавес, зрительный зал? Уничтожить помост, всех, кто неосторожно попадется на пути!
Прежде всего снова радировать в Марсопорт. Если найдут возможность прислать спасательный корабль поскорее, может быть, удастся продержаться. Во всяком случае, надо предупредить их, что это за планета; такое невинное с виду место в действительности не что иное, как обиталище кошмаров и дикого бреда.
Минуту он стучал ключом, стиснув зубы. Радио безмолвствовало.
Оно послало призыв о помощи, приняло ответ и потом умолкло навсегда.
"Какая насмешка, - подумал он. - Остается одно - составить план".
Так он и сделал. Он достал свой желтый карандаш и набросал шестидневный план спасения.
"Этой ночью, - писал он, - прочесть еще шесть глав "Войны и мира". В четыре утра выпить горячего черного кофе. В четверть пятого вынуть колоду карт и сыграть десять партий в солитер. Это займет время до половины седьмого, затем еще кофе. В семь послушать первые утренние передачи с Земли, если приемник вообще работает. Работает ли?"
Он проверил работу приемника. Тот молчал.
"Хорошо, - написал он, - от семи до восьми петь все песни, какие знаешь, развлекать самого себя. От восьми до девяти думать об Элен Кинг. Вспомнить Элен. Нет, думать об Элен прямо сейчас".
Он подчеркнул это карандашом.
Остальные дни были расписаны по минутам. Он проверил медицинскую сумку. Там лежало несколько пакетиков с таблетками, которые помогут не спать. Каждый час по одной таблетке все эти шесть суток. Он почувствовал себя вполне уверенным. "Ваше здоровье, Иорр, Тилле!" Он проглотил одну из возбуждающих таблеток и запил ее глотком обжигающего черного кофе.
Итак, одно следовало за другим, был Толстой, был Бальзак, ромовый джин, кофе, таблетки, прогулки, снова Толстой, снова Бальзак, опять ромовый джин, снова солитер. Первый день прошел так же, как второй, а за ним третий.
На четвертый день он тихо лежал в тени скалы, считая до тысячи пятерками, потом десятками, только чтобы загрузить чем-нибудь ум и заставить его бодрствовать. Глаза его так устали, что он вынужден был часто промывать их холодной водой. Читать он не мог, голова разламывалась от боли. Он был так изнурен, что уже не мог и двигаться. Лекарства привели его в состояние оцепенения. Он напоминал бодрствующую восковую фигуру. Глаза его остекленели, язык стал похож на заржавленное острие пики, а пальцы словно обросли мехом и ощетинились иглами.
Он следил за стрелкой часов... Еще секундой меньше, думал он. Две секунды, три секунды, четыре, пять, десять, тридцать секунд. Целая минута. Теперь уже на целый час меньше осталось ждать. О корабль, поспеши же к назначенной цели!
Он тихо засмеялся.
А что случится, если он бросит все и уплывет в сон? Спать, спать, быть может, грезить. Весь мир - помост. Что, если он сдастся в неравной борьбе и падет?
"Ииииииии", - высокий, пронзительный, грозный звук разящего металла.
Он содрогнулся. Язык шевельнулся в сухом, шершавом рту.
Иорр и Тилле снова начнут свои стародавние распри.
Леонард Сейл совсем сойдет с ума.
И победитель овладеет останками этого безумца - трясущимся, хохочущим диким телом - и пошлет его скитаться по лицу планеты на десять, двадцать лет, а сам надменно расположится в нем и будет творить суд, и отправлять на казнь величественным жестом, и навещать души невидимых танцовщиц. А самого Леонарда Сейла, то, что от него останется, отведут в какую-нибудь потаенную пещеру, где он пробудет двадцать безумных лет, кишащий червями и войнами, насилуемый древними диковинными мыслями.
Когда придет спасательный корабль, он не найдет ничего. Сейла спрячет ликующая армия, сидящая в его голове. Спрячет где-нибудь в расщелине, и Сейл станет гнездом, в котором какой-нибудь Иорр будет высиживать свои гнусные планы. Эта мысль едва не убила его.
Двадцать лет безумия. Двадцать лет пыток, двадцать лет, заполненных делами, которые ты не хочешь делать. Двадцать лет бушующих войн, двадцать лет тошноты и дрожи.
Голова его упала на колени. Веки со скрежетом разомкнулись и с легким шумом закрылись. Барабанная перепонка устало хлопнула.
"Спи, спи", - запели слабые голоса.
"У меня... у меня есть к вам предложение, - подумал Леонард Сейл. - Слушайте, ты, Иорр, и ты, Тилле! Иорр, ты, и ты тоже, Тилле! Иорр, ты можешь владеть мной по понедельникам, средам и пятницам. Тилле, ты будешь сменять его по воскресеньям, вторникам и субботам. В четверг я выходной. Согласны?"
"Ээээээээ", - пели морские приливы, кипя в его мозгу.
"Оооооооох", - мягко-мягко пели отдаленные голоса.
"Что вы скажете? Поладим на этом, Иорр, Тилле?"
"Нет!" - ответил один голос.
"Нет!" - сказал другой.
"Жадюги, оба вы жадюги! - жалобно вскричал Сейл. - Чума на оба ваших дома!"
Он спал.

Он был Иорром, и драгоценные кольца сверкали на его руках. Он появился у ракеты и выставил вперед руку, направляя слепые армии. Он был Иорром, древним предводителем воинов, украшенных драгоценными камнями.
И он был Тилле, любимцем женщин, убийцей собак!
Почти бессознательно его рука потянулась к кобуре у бедра. Спящая рука вытащила пистолет Рука поднялась, пистолет прицелился. Армии Тилле и Иорра вступили в бой.
Пистолет выстрелил.
Пуля оцарапала лоб Сейла и разбудила его.
Выбравшись из осады, он не спал следующие шесть часов. Теперь он знал, что это безнадежно. Он промыл и перевязал рану. Он пожалел, что не прицелился точнее, тогда все было бы уже кончено. Он взглянул на небо. Еще два дня. Еще два. Торопись, корабль, торопись. Он отупел от бессонницы.
Бесполезно. К концу этого срока он уже вовсю бредил. Он поднял пистолет, и положил его, и поднял снова, приложил к голове, нажал было пальцем на спусковой крючок, передумал, снова посмотрел на небо.
Наступила ночь. Он попытался читать, но отбросил книгу прочь. Разорвал ее и сжег, просто чтобы чем-нибудь заняться.
Как он устал! Через час, решил он.
"Если ничего не случится, я убью себя. Теперь серьезно. На этот раз не струшу". Он приготовил пистолет и положил его на землю рядом с собой.
Теперь он был очень спокоен, хотя и ужасно измучен. С этим будет покончено.
В небе показалось пламя.
Это было так неправдоподобно, что он заплакал.
"Ракета", - сказал он, вставая. "Ракета!" - закричал он, протирая глаза, и побежал вперед.
Пламя становилось все ярче, росло, опускалось.
Он бешено размахивал руками, спеша вперед, бросив пистолет, и припасы, и все.
"Вы видите это, Иорр, Тилле! Дикари, чудовища, я вас одолел! Я победил! За мной пришли! Я победил, черт бы вас побрал".
Он злорадно усмехнулся, поглядев на скалы, небо, на собственные руки.
Ракета села. Леонард Сейл, качаясь, ждал, когда откроется дверь.
"Прощай, Иорр, прощай, Тилле!" - ухмыляясь, с горящими глазами, победно закричал он.
"Ээээээ", - затих вдалеке рев.
"Ааааааах", - угасли голоса.
Широко раскрылся шлюзовой люк ракеты. Из него выпрыгнули два человека.
- Сейл? - спросили они. - Мы - корабль АСДН номер тринадцать. Перехватили ваш SOS и решили сами вас подобрать. Корабль из Марсопорта придет только послезавтра. Мы бы хотели немного отдохнуть. Неплохо здесь переночевать, потом забрать вас, и отправиться дальше.
- Нет, - произнес Сейл, и лицо его исказилось от ужаса. - Нельзя переночевать...
Он не мог говорить. Он упал на землю.
- Быстрей, - произнес над ним голос в туманном вихре. - Дай ему немного жидкой пищи и снотворного. Ему нужна еда и отдых.
- Не надо отдыха! - завопил Сейл.
- Бредит, - тихо сказал один из них.
- Нельзя спать! - вопил Сейл.
- Тише, тише, - сказал человек нежно. Игла вонзилась в руку Сейла.
Сейл колотил руками и ногами.
- Не надо спать, поедем! - страшно кричал он. - Ну поедем!
- Бред, - сказал один. - Шок.
- Не надо снотворного! - пронзительно кричал Сейл.
Снотворное разливалось по его телу.
"Эээээээээ", - пели древние ветры.
"Ааааааааааах", - пели древние моря.
- Не надо снотворного, нельзя спать, пожалуйста, не надо, не надо, не надо! - кричал Сейл, пытаясь подняться. - Вы... не... знаете!..
- Не волнуйся, старик, ты теперь в безопасности, не о чем беспокоиться.
Леонард Сейл спал. Двое стояли над ним. По мере того как они смотрели на него, черты его лица менялись все больше и больше.
Он стонал, и плакал, и рычал во сне. Его лицо беспрестанно преображалось. Это было лицо святого, грешника, злого духа, чудовища, мрака, света, одного, множества, армии, пустоты - всего, всего!
Он корчился во сне.
- Ээээээээээ! - взорвался криком его рот. - Иииииии! - визжал он.
- Что с ним? - спросил один из спасителей.
- Не знаю. Дать еще снотворного?
- Да, еще дозу. Нервы. Ему надо много спать.
Они вонзили иглу в его руку. Сейл корчился, плевался и стонал.
И вдруг умер.
Он лежал, а двое стояли над ним.
- Какой ужас! - сказал один. - Как ты это объяснишь?
- Шок. Бедный малый. Какая жалость. - Они закрыли ему лицо. - Ты когда-нибудь видел подобное лицо?
- Абсолютно безумное.
- Одиночество. Шок.
- Да. Боже, что за выражение! Не хотел бы я когда-нибудь еще увидеть такое лицо.
- Какая беда, ждал нас, и мы прибыли, а он все равно умер.
Они огляделись вокруг.
- Что будем делать? Переночуем здесь?
- Да. И хорошо бы не в корабле.
- Сначала похороним его, конечно.
- Само собой,
- И будем спать на свежем воздухе, ладно? Хорошо снова поспать на свежем воздухе. После двух недель в этом проклятом корабле.
- Давай. Я подыщу для него место. А ты готовь ужин, идет?
- Идет.
- Хорошо поспим сегодня.
- Отлично, отлично.
Они выкопали могилу, прочитали молитву. Потом молча выпили по чашке вечернего кофе. Они вдыхали сладкий воздух планеты и смотрели на чудесное небо и яркие и прекрасные звезды.
- Какая ночь! - сказали они, укладываясь.
- Приятных сновидений, - сказал один, поворачиваясь.
И другой ответил:
- Приятных сновидений.
Они заснули.


Рэй Брэдбери

­­
Вчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
ведомый или самостоятельно идущий hungry moon 17:28:05

hidden passion

А вчера, значит, настигла меня мысль следующая. Образно, конечно, представить ее много легче, чем словесно, да непонятно будет. Приходится ее разворачивать.
Значит, год назад у нас был очередной переломный момент, не скажу, что шибко это отразилось на мировоззрении, но, тем не менее, это, во-первых, было, как я уже говорила, "подцепление" некоторых нехороших вещиц, во-вторых, начало погружения в первые примитивные практические занятия. Хоть сейчас конкретно в действии я продвинулась практически вообще никуда, тем не менее, на уровне знаний и восприятия, возможности чувствования продвижения точно есть. И теперь, я заметила, что начала заниматься тем, чем занималась уже два года назад в это же время. А два года назад у нас было состояние помасштабнее, не самое приятное, которое, собственно, увело от жизни вообще. Также недавно меня посетили мысли вернуться к тому, чем я занималась полгода назад на протяжении нескольких месяцев. Иначе говоря, эти занятия, как я ощутила, суть волны. Наподобие эгрегоров, они как бы имеют свой "центр" и волны, от него исходящие, которые тот или иной человек может, в зависимости от обстоятельств, уловить и последовать за ними, включившись. То есть, у меня сложилось впечатление, что, пока человек не способен действительно творить свою истинную Волю, он только ухватывается за различные "волны" и следует за ними, таким образом, внешнее проявление человека зависит только от совокупности его "подключек". Иной вариант развития пролегает только через внутреннее пространство человека, через, в свою очередь, мистицизм; магией, грубо говоря, может считаться любое осознанное изменение посредством проявления Воли. Но, насколько кто-то где-то писал, открытие истинной Воли происходит посредством и мистицизма, и магии; и одно без другого не может привести к результату. В таком случае, что за Воля реализуется в такой магии, если человек как бы оказывается вообще ведомым, бьет ли он, тогда, вообще наугад, получая периодами от практики инсайты, которые медленно ведут к подлинному раскрытию?
Но меня больше интересует, на самом деле, не это, а "волны", напоминающие о себе конкретно в текущий момент моей жизни. Как будто я освободилась от чего-то, поэтому они появились, для них освободилось место. Следует ли мне идти сейчас за ними, будет ли от этого польза, имеет ли смысл? Все это странно, и снова я вижу что-то перед собой, но не могу ухватить. И, видимо, нужно будет сделать отдельную тему для подробных рассуждениях о таких вещах, где можно будет добавить побольше конкретики.

Категории: 2
Позавчера — воскресенье, 11 ноября 2018 г.
Лондон. Ненависть. Puppeteer Joker 18:11:01
Вот я и снова здесь. Такие родные улочки и фонари, любимый парк, старый друг и отвратительное высшее общество. Знаете, не люблю я мишуры этой. Все такое ненастоящее. стою в уголке с бокалом и делаю вид, что интересуюсь щебетом какой-то дебютантки. Девушка сама не знает, во что ее втянули с этой минуты. Светский раут закончится, а за ним только чертовски скучное разделение на много курящих мужчин, и, постоянно пьющих и щебечущих черт знает о чем, женщин. Она станет абсолютно такой же. И ничего нового не произойдет. Только же если ее не затащит за угол какой-нибудь миллионер, рассыпаясь в обещаниях жениться и любить вечно. Хотя, это не особенно и повлияет на ход событий. Всего-то выйдет замуж и станет такой же ячейкой общества, как и все остальные.
Но все меняет картину, когда я чувствую запах. Он отвратителен, но так знаком. Запах дикого волнения. И следом, запах хозяина дома. Запах злости. Эмоции тоже пахнут. И в силу обстоятельств, я должен знать причину, хотя и не хочу.
И был кончен их разговор. Хотя, беседа тет-а-тет, но уловить суть было не сложно.
- Не хорошо бить женщину, даже если это Ваша жена, - сказал я тихо, делая вид, что говорю о чем-то приятном. В Англии не принято говорить о другом. Проклятая английская сдержанность. Жаль, что запретили дуэли. Ненавижу,когда бьют женщин. Такие не сильные, таких нужно убивать. Душить руками до разрыва легких. Я был зол, но молчал. Не положено так. Проклятая сдержанность.
- Иногда она не оставляет мне выхода, м. Браун. Вы бы стерпели измену? Я вот не стерпел, - он говорит спокойно и уверенно. Но причина не в этом. Я в этом уверен, потому что этот обладатель черствого сердца, но обильного живота и твердой руки, высказал бы мне, как тому, кто иногда коротает с ней ночь. - К тому же, я не думаю, что вы станете разглагольствовать об этом, верно? Она все поняла и вполне способна исправиться.
Я не смог избежать сдержанной улыбки. Это настолько хамская самоуверенность, что демон внутри меня злостно рассмеялся.
- А как же Ваши обстоятельства м. N? Из-за которых кровать супруги занимает вот уже так много времени другой мужчина? - он обернулся и посмотрел на меня уже с нескрываемым удивлением. Люблю пробивать эту брешь. Такие глаза у человека каждый раз, словно он видит во мне отражение себя самого. - По всей видимости, - продолжил я далее без тени эмоции на лице. - Он чем-то ее увлекает. Может, тем, что удовлетворяет ее потребности? Такая красивая женщина всегда притягивает взгляд мужчин.
Мои рассуждения вслух заставили его замолчать на некоторое время, чтобы собраться с мыслями.
- Вы играете с огнем, это иногда плохо заканчивается. Потушите свечу, пока не разошлось пламя, - тонкий намек звучал как угроза. Я вывел его из себя. Он уже понял, что я никому ничего не скажу. Но и то, что к супруге он более прикасаться не должен. Эта мысль была так отчетливо не дописана на его лице, что я обязан был завершить ее. Мы же должны помогать убогим, разве нет?
- И причиной тому является, - сказал я уже совсем тихо. - Что все возвращается к нам в трех кратном размере. И я этому поспособствую, будьте уверены. Это не просьба, не предупреждение. Это угроза. Вдруг до Вас не дошло. Вечер был отвратен, но мне пора.
Его отец, был крайне расстроен моим уходом. Просил прощения, если что-то было не так. Светлый мужчина, запертый в отвратительном обществе. Я пообещал, что вернусь. И я действительно вернусь уже завтра.
А пока...
Я вытирал ее потекшую тушь и кровавую дорожку. Ублюдок.
Сегодня я просто ее утешу и выслушаю. А говорила она крайне много. И прерывать ее было бессмысленно. Как устала от всего и хочет уехать скорее. Как тяжело ей дались последние две недели. И как ей плохо в этой аристократической клетке, из которой можно только бежать. Дал ей выпить, потом еще. Узнал, что она ненавидит всю его семью и всех мужчин на планете. За одним исключением. Видимо, сильно напилась. Узнал, что был опыт с женщиной. Что понравилось, и теперь она хочет стать лесбиянкой. Уехать в Америку к этой девушке и прожить там счастливую жизнь. Надеюсь, что когда протрезвеет, не вспомнит, что мне наговорила. Слишком много говорила. Но ясно одно. Это последняя наша встреча.
Через два дня, когда она наконец протрезвела, обнаружила на столе свои документы, документ о выплаченном залоге и вещи, среди которых был билет до Финикса. Улыбнулась мне на прощание и попросила вспоминать ее по-доброму.
Ушла, как уходят все англичане. Без эмоций.
И опять вечер, опять это дурное общество. Только нет больше ненавистного запаха ее духов. Присутствует запах хозяина дома. Запах страха и крови. На моих руках. Его отец рассказывает об аварии, в которую попали сын и невестка. Невестка наверняка теперь остаток своих дней проведет в больничной палате, а сын отделался только разбитым лицом и сломанными ребрами.
Нет, ребра - додумка. Это не я.
я надеюсь.
Yandex как найти саша Морозова АЛЕНКA 18:07:48
Yandex как найти саша Морозова
18:08:38 АЛЕНКA
Саша морозов
суббота, 10 ноября 2018 г.
Посоветуйте музыку плиз плюшевый волк 15:35:03
Плейлист засушала до дыр, хочется чего-то нового
Приветствуется рок, хардкор, фолк, желательно женский
качественная попса тоже пойдет
Желательно на английском
можно и на русском

Категории: Советы
15:38:23 Jeddro
Андрей Левицкий -это лето как осень?
15:44:49 плюшевый волк
неплохо не сказать, чтобы в моем вкусе, но нормально благодарю
15:46:15 Jeddro
;-)­
.  
­­


Деревня Петлёвка - небольшой населенный пункт, доживающий свои последние годы. До ближайшего города пять часов езды по трассе, по обе стороны от которой - лес. В деревне есть небольшая церковь, неподалёку от которой - кладбище, также есть небольшая местная библиотека и магазин. Электричество проведено, но не во все дома, такая же истории с водопроводом - многие жители всё ещё набирают воду с колонок. Можно сказать, что деревня окружена лесом, недалеко от неё протекает река Шумник, ещё один местный водоем - Голубое озеро.
Что же до странных событий: как минимум три раза в год в лесу пропадают люди или же домашние животные (причем животные идут в лес целенаправленно, будто их туда что-то тянет). В купальный сезон в местном озере нередко тонут люди, среди местных жителей ходят легенды, что в озере живут водяные или русалки. Кроме того - некоторые рассказывают о том, что видели тонких, похожих на лошадиные скелеты, существ, рост которых был около 2 метров, ходили они на двух ногах, были обвешаны лохмотьями. некоторые видели этих существ на болотах, другие - ночью за своим окном.
Деревню ночами скрывает густой туман, наползающий с болот, так что в темное время суток никто старается не выходить на улицу. В прошлом месяце прямо посреди деревни появилась небольшая трещина в земле, ни каких землетрясений или чего-то подобного не было, затем из деревни пропал местный священник, который, по слухам, просто растворился в тумане или же был похищен некими адскими существами. Что странно - после этого трещина в земле пропала.




Онлайн: http://petlevka.beo­n.ru/0-7-onlain.zhtm­l
Новости: http://petlevka.beo­n.ru/0-8-novosti-ot-­pochtal-ona.zhtml
Отношения: http://petlevka.beo­n.ru/0-9-otnoshenija­.zhtml
Флуд в альбоме
четверг, 8 ноября 2018 г.
~ ORIENTSONNE в сообществе COOK_BOOK 13:43:43

весь мир, как заря, наступа­ет, а я, словно пламя, погас

­­
РЫБА, ТУШЕНАЯ С МОРКОВЬЮ

Ингредиенты:


• рыба белая — 1 кг (нототения, тилапия, треска, минтай...)
• лук — 3 шт
• морковь — 3-4 шт
• томатная паста — 3 ст. л
• лавровый лист -2 шт
• перец, соль
• растительное масло для жарки
• мука для обжарки рыбы
• 100 мл кипяченой воды

Способ приготовления:

1. Рыбу почистить, помыть и нарезать на кусочки. Посолить, поперчить. Каждый кусочек обмокнуть в муке и обжарить на разогретой сковороде с небольшим количеством растительного масла. Обжарить слегка до золотистой корочки. Готовиться рыба будет позже, пока её можно отложить.

2. Лук и морковь очистить. Морковь натереть на крупной терке, лук нарезать полукольцами.

3. Обжарить лук до мягкости, добавить к нему морковь.

4. Добавить томатную пасту и слегка протушить. Заправка к рыбе готова.

5. Далее на дно казанка или утятницы выложить слой морковной зажарки. На морковку выложить слой рыбки, добавить лавровый лист, далее снова слой морковки и слой рыбы. Поверх выложить оставшуюся овощную заправку, добавить 100 мл кипяченой воды и поставить тушиться на маленький огонь. Тушить рыбку в течение часа. Добавить соль и перец по вкусу.

Подавать с отварным картофелем или крупами.

Категории: Рыба
American History X lunar witch 13:13:17

Кто сеет ветер, пожнёт бурю.

­­

AMERICAN HISTORY X
(1998)


Я долго сомневалась смотреть мне этот фильм или нет, но увидев, что одну из главных ролей играет Эдвард Нортон, чаша весов с небольшим перевесом склонилась в сторону "смотреть". Я очень отрицательно отношусь к идеологии нацизма в принципе, поэтому была морально готова к тому, что совершенно не получу от фильма удовольствия, просто поставлю напротив него галочку и уберу в самый дальний ящик своего сознания.
Начав просмотр, я не была удивлена, что в сюжете поднимается не только тема нацизма, но и идущего с ним бок о бок расизма. В первые десять минут нам показывают открытые территориальные конфликты между скинхедами и социальными паразитами (с) Дерек "цветными". Я априори не страдаю толерастией или любым другим предвзятым убеждением, поэтому не испытывала никаких эмоций в моменты побед одних над другими.

Подробнее…
­­


С первых минут фильм начинается предысторией к сюжету, и рассказывает зрителям как главный герой скинхед Дерек Виньярд (Эдвард Нортон) попадает в тюрьму за убийство двух чернокожих, что вломились на его частную территорию. Его возвращения ждут бритоголовые друзья, мать, сёстры и младший брат - Дэнни (Эдвард Фёрлонг), который всеми силами пытается продолжить дело брата, а именно проникается культурой нацизма и заводит себе друзей в этой среде.
В самом начале сюжета добрый директор-афроамериканец Боб Суини (Эвери Брукс) жалеет мальчишку Дэнниэла за его дерзкую выходку в школе, и задаёт ему на дом написать сочинение про своего брата Дерека, про то, как он повлиял на него и его мировоззрение. Так что некоторую часть повествования мы видим именно как воспоминания из жизни подростка.

Главного героя Дерека мне совершенно не жалко, он изначально играл с огнём и осознанно шёл к разрушению не только своей личности, но и жизней членов своей семьи. В то время как его младший брат только лишь пытался сыскать одобрения старшего брата, это не его мир, это не его идеология и она никогда ей не была. Несмотря на внешние шипы, мальчик очень добрый: он искренне дорожит своей семьёй, старается защитить всех тех, кого обижают и унижают, такой цветок среди кучи мусора.
Удивительно обыграна духовная связь двух братьев и их любовь друг к другу. Дэнни очень переживает о том, что это из-за него его брат попал в тюрьму, в то время как Дерек выходит из культа отчасти благодаря Дэнни, он искренне не хочет, чтобы того постигла та же участь, что и его.

Нить ненависти в фильме обвивает всех персонажей и передается из поколения в поколение: от старших к младшим. У всех героев разные причины ненавидеть друг друга и я не сильно хочу вдаваться в глубинные описания персонажей, поэтому затрону только представителей бритоголового социума. Они обвиняют во всех негативных ситуациях вокруг именно цветных, а Дерек и его брат, не смотря на то, что оба очень умные люди, и все же они оба втянуты в этот искажённый образ мышления, что к стати является неплохим уроком для нас всех, насколько просто обратить человека в другую идеологию, особенно если это пытается сделать близкий человек.

Директор-афроамериканец Боб Суини представляет из себя школьного лидера, который активно принимает участие в жизни своих учеников. Пускай это клише, но согласитесь, этот персонаж очень освежает сюжет. Его сцены с братьями очень трогательные и искренние, тут можно отчётливо проследить, какое влияние может оказать добро и сострадание в борьбе с ненавистью, проявленной в фильме. Возможно, это послание всем, кто занимается работой с детьми: боритесь с подростковой агрессией и настраивайте молодых людей на верный путь.

В конце фильма, под съемки вечернего Лос-Анджелеса, Дэнни заканчивает текст своего сочинения фразой:
"Дерек говорит, что сочинение нужно заканчивать цитатой. Все твои мысли кто-то другой уже выразил, лучше тебя. Так что, если не знаешь, что сказать позаимствуй у великих: Ненависть - слишком тяжелый багаж. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на зло. Оно того не стоит."

­­

"Я верю в смерть, разрушение и хаос, мерзость и алчность"


Нет абсолютного зла, есть оступившиеся люди.


Подкаст AmericanHistoryX01Am­ericanHistoryXSoundt­rack.mp3

Категории: #l'opinion
12:32:26 lunar witch
youtu.be/ya10UH1UdTk
\\\ Dattatreya 10:59:56

Заснул сегодня между 4 и 5 утра, проснулся в 9 от того что в квартире сверху стали сверлить пол.
В те же 4 утра когда я пошел в другую комнату то сверху через полминуты были те же удары по полу.
У них посменный график, так что в этом нет ничего неожиданного - просто время от времени один из
них идет спать, а другой его подменяет. Технически это нетрудно - если днем я двигаюсь по квартире
чаще, то ночью или пытаюсь заснуть, или сижу за ноутбуком.

В нашей квартире в последний раз ремонт был лет 15 назад. И он длился что-то порядка 3 месяцев.
В этом случае он длится с октября 2017 - то есть, уже больше года. Что можно сверлить столько
времени? Я уже говорил что это, теоретически, может быть просто уменьшение слоя бетона, но
это достаточно рискованно в том смысле что тогда пол может просто обвалиться.

Бетонная плита все же какое никакое препятствие для ЭМ волн. И возможная цель таких <ремонтных
работ> может быть как раз в том чтобы заменить бетон на что-то другое.

Мать дня 3 назад получила смску о списании денег с карты. В панике позвонила и заблокировала
карты, хотя оператор сказал что никакого списания не было. То ли какая-то покупка по интернету,
то ли еще что. Хм.

В остальном все дни похожи на предыдущие. Ты выходишь на улицу - тебе становится легче, ты
возвращаешься в квартиру - и у тебя появляется головная боль и прочие симптомы. Хотелось бы
верить, что в будущем удастся как-то решить эту ситуацию и что все будет хорошо... Но пока
что мне трудно представить это. Для обычных людей такие ситуации слишком далеки и непонятны,
и даже близкие люди не всегда верят в то что такое возможно. Слишком это кажется... слишком.
среда, 7 ноября 2018 г.
Ненависть к эмо попсе xxIlovecorpsebridexx в сообществе Возрождение Эмо 20:59:46
Хотя эмо считается изгоем в мире постхардкора и панка, у этого жанра тоже есть свой изгой. В 00х появилось ответвление, отрекшееся от постхардкора и являющееся более "прилизанной" версией эмо. Это эмо поп. Некоторых исполнителей мы и так знаем: Neversmile, Paramore(все, кроме последних двух альбомов), Fall Out Boy(пре-хиатусное творчество) и так далее.

Почему же его ненавидят?

1. Его "любили" позеры. Группы вроде Origami, Famous Last Words, Rashamba, Underoath слишком тяжелые для непривыкшего к тяжелым видам рока людей. Эмо поп стал для позеров спасением. Но из-за того, что за счет существования эмо-попа хвастались своей "трушностью" многие модники, те, кто не в силах перенести Alesana или что-то вроде 3000 миль до рая, знатно пострадали. Не виноват же человек в том, что он не может пережить даже 3 минуты такой музыки.

2. Отсутствие постхардкора. Там если есть влияние этого жанра, то совсем мизерное. Но при этом, в эмо инди его тоже нет, но никто и слова не говорит на этот счет.

3. Массовость. За счет более мягкого звучания их часто крутили на мейнстримных радиостанциях, их клипы показывали по телевидению. И, разумеется, их крутили чаще, чем их более "тяжелых" коллег. И из-за их популярности было много ребят, которые хотели показать свою крутость тем, что они слушали эти группы.

Я считаю хейт по отношению к эмо попу несправедливым. Если бы не он, я бы не смогла перейти на эмокор. И именно эмо поп привел меня к субкультуре и к этому жанру. Он помогает новичкам открыть для себя эмо. Кроме того, как я говорила, не все могут слушать нечто вроде Alesana,Underoath и т д. Почему их надо гнобить за то, что они не в силах слушать столь тяжелый жанр? Вот именно.

Категории: Эмо, Возрождение Эмо, Эмо поп, Музыка, Субкультура, Неформалы
21:01:49 Гость
А ты эмо?
00:45:08 Ronald Knox.
:-O­
Здраствуйте, адекваты и это глава была написана мной мой ник уже Там... WinterWhiteTiger 14:37:35
Здраствуйте, адекваты и это глава была написана мной мой ник уже Там MickeyMouse666 (хуево правда ах да для того чтоб многим понять главу придется гуглить дьяволская душа беон или тот ник который я указала беон) Здравствуйте , дорогие и я буду надеюется на вашу адекватность а другими словами вы у меня адекватные читатели и глава Ну не знаю может будет короткая может Длиная всё же продолжим. Майор:Вы нас не ждали а мы приперлись .сказал он явно не с немецким акцентом а он сказал с украинским.Алукард:­Это всё? спроисил он.Интегра:Нет и Фу Фу Плохой Алукард.Она снова дала ему по руке за то что он вновь потянулся за выпивкой.Викторияи Неко-кун (Бля.. у его имя тежолое мне его так легче звать):Няя Вечеринка.синихроно­ сказали они .Доктор:Куда я попал? спроисил он у себя ,но получил ответ Пип:В Хеллсинг.попивая пивас ответил ковбой Доктор:И на этом чудеса ,не,заканчиваются.с­казал он.Алукард сидел и пил Кровь .Рип отсажывалась куда может дальше но сдалека подглядывала за ним.Максвелл:Здравс­
твуй ,Интегра.сказал желтоглазый.Андерсо­н удивлено посмотрел на Начальника и спроисил :А где мои Мочетры? осмелился спросить священник .Максвелл:Андерсон без них посидишь Потомучто с этими Мочетрами тебя ,Андерсон в магазин за гречкой в магазин пустить нельзя и посадить в самолет после тебя ,Андерсон всё накрывается медным тазом.сказал Священник.Андерсон:­Блин придется этим убивать его.пробубнил себе под нос Андерсон.Майор:Сама­я Классная Вчерниека просто заглидение вобщем Все Заебись лучшая Вчеринка что я видел.нажыраясь как скотина сказал он.Интегра:Да Спасибо ,Спасибо.в своей обычной манере сказала Хеллсинг.Монашка Ту Блондинку не знаю как,зовут точнее подзабыла На Х вроде её звали Вторую Юмико не припомню ну пусть бует Юмико если её Не Так зовут не бейте тапком) - Она села и начала читать Библию.Юмико:Какая Клевая Вчерниека Прям Просто Шдевер Я УБЬЮ ВСЕХ.сказала Она и мило улыбнулась.Монашка встала со стула и завязала её .Юмико:Что ты творишь.спроисила брюнетка.Монашка:Од­ной Проблемы меньше .сказала Она и продолжыла читать .Рип взглянула на Алукарда ,Но потом отвернулась Что,за странное чувство ноги подкашываются и как будто бабочки в животе Вроде Страшно Вроде я его люблю.подумала голубаглазая.Алукар­д:Не Можешь Сесть поближе а то мне одному (Водку себе в Кровь Подлей Сразу Весло Будет!) скучно .сказал он .Рип:А ...Да Конечно что я могу сделать?.сначала она заикалась Но потом решила держать себя в руках.Пип:У тебя такие мягкие сиськи ,Виктория.как вы поняли Пип успел накидатся и набухатся,Виктория дала ему тумак и добавила:Извращенец­! сказала Она .Рип:Как мне вас развеселить ? спроисила брюнетка.Алукард:Сп­ой Что нибудь .сказал Вампир.Она начала петь Алукард улыбнулся и у него был небольшой румянец на щеках.Уолтер:Улыбае­мся и Машем ,Да Сер? спроисил Он у Интегры.Интегра:Да Улыбаемся и Машем.сказал она куря.Вобщем все были пьяны в стельку кроме Рип,Неко-куна,Викто­рии ,Уолтера,Интегры .Вобщем Всем Спасибо ,за внимание .Всем До Свидание (Простите за маленькую главу вдохновения не хватило на что-то блошее чем есть)
•| Сбивчиво. Очень сбивчиво А.С.Гро 13:51:19

Sun king in dust — из звёздно­й россыпи­ небес

В сне земном мы тени, тени...
Жизнь — игра теней,
Ряд далеких отражений
Вечно светлых дней.


В. С. Соловьев

­­

Свет. Огонь. Свет несущая.

Когда я слышу из кривых уст имя, данное мне отцом, то мне становится неприятно. И не только потому, что я его перестала воспринимать. Не только. Да, я, в самом деле, плохо осознаю, к кому зачастую оно адресовано. Прошло уже очень много времени, и это выросло во что-то большее. По-своему вышла весьма ироничная ситуация. Родители решили дать мне такое имя, которое бы означало что-то светлое. Нет, даже не так. Чтобы я сама несла этот свет, чтобы я сама была им (очень жаль, что их воля криво исполнилась; если кто-то скажет, что я светла, то удивлюсь: чаще тьма. Или, быть может, она просто так нужна свету?). Именно моя мама должна была дать имя второму ребёнку — она уже считала меня Еленой (всегда были ассоциации с огнём, но само имя мне никогда не нравилось раннее, чего не скажешь о самом огне в конечном итоге). Однако отец запротестовал и вместе с моим старшим братом заявил, что девочку следует назвать Светланой. И никак иначе. Так и случилось. И теперь я не могу избавиться от мысли о том, что его запачкали грязными ртами. Изуродовали. Исказили. Уронили в земную бездну. Это не свет. Полумрак. Нечто иное. Но не свет. И это слово не воспринимается мне более именно именем. Оно что-то большее. Нечто другое. Свет, подаренный мне близкими людьми, которые лелеяли надежды относительно меня. Это свет. Настоящий. Не имя. Как символ. Как оберег. Как талисман. Я не знаю. Но оно запретно в моём восприятии. Я уже спокойно реагирую, когда редкие люди вдруг обращаются ко мне так (очень и очень редкие) просто потому, что считаю это какой-то формальностью. Да и не слышу, не воспринимаю. Но, тем не менее, имя – это безумно важная составляющая человека. Как назовёшь себя, так и покатишься. Лучше, конечно, пойти. Так что этот вопрос со временем отпадёт для меня вовсе.

Да, его запачкали. Но только меня уже не запачкать.

Я осознаю, что большую часть своей жизни стремилась стать кем-то, но не собой. Только вот итог печален. Оправдать чьи-то надежды. Стать светом. Стать лучше, чем старший брат. Доказать что-то и кому-то. Быть лучше, чем все прочие. Но всё это детский вздор, глупости, если хотите знать. В моих руках всё рассыпалось. Рано или поздно. Вообразить себе какой-то идеал дочери, которую бы отец любил, уважал. Которой бы восхищался. Но каждый раз мне казалось, что я всё делаю не так, как надо. В моей голове как будто засел отцовский голос, воплощающий мою совесть и всё на свете в этом духе. Но отца нет и не будет. И мне не узнать, каким он был сам. Верно, знаю: он был бы мною разочарован сейчас больше, чем когда-либо на свете. Я не стала ни идеалом дочери, которую сама себе придумала, ни собой — сейчас я просто прах. И крах, который звенит в имени, данном мне этим человеком. Но продолжать гонку за лучшее в себе просто не могу. И уже очень давно. Может быть, не было бы сейчас этой катастрофы, если бы я столько лет не подрезала бы сама себе крылья. Мой свет искажался и обращался тьмой в самый неподходящий момент. И ко мне, и к людям, которые меня окружали. В действительности ни один человек, который бы сблизился со мной в реальной жизни, не остался в целости и сохранности. Порою я влеку к себе обманчивым светом кого-то, а потом ничего хорошего не происходит. Вот и всё. Потому что я один сплошной обман — самообман.

Подробнее…От придуманного мною идеала дочери отца мало что осталось. Но мне стоило понять раньше, что я не кукла, я не проект своих родителей. Единственным кем я могу стать — это собой. Я не могу отвечать запросам других людей и это нормально. В попытке стать кем-то я стала никем, все мои знания и воспоминания перегорели, оставив лишь обрывки, — и пить таблетки я не желаю. Теперь могу дышать лишь словом, но у меня и его забрали — у меня остался лишь сон. Я не проект. Ни их, ни ваш, ни твой, ни свой. Один сплошной обнажённый нерв. Но я точно могу сказать, что моя семья важна для меня. Они столь много сделали для меня.

И в то же время меня злит. Ты называешь долг перед семьёй зависимостью. Я не могу забирать у матери последние деньги на дорогие вещи, потому что я их хочу. Она заслужила тоже. И заслужила очень многое. Это не страх перед мнением. Нет. Я дорожу её сердцем и не хочу сделать ей больно. Но у меня плохо получается дорожить чем-либо, кем-либо. Бросать колкие слова в сторону своего окружения — это не свобода. Это рабство своей пылкости. Своего бунта. Попробовать беречь — это труднее. Ты говоришь, что я зависима? Да, наверное, семья и любовь в некоторой степени это почти всегда зависимость. Я не сорняк — меня вырастили, понимаешь? И я вправе быть им благодарной. Я могу делать то, что пожелаю и причинять им боль... Но постой — я этого не хочу. Поэтому я этого не делаю. Понимаешь?

Да, не всё так гладко. И любовь и свобода, которые мне давала мать, всегда были спорными вещами. Я вечно принимала сложные решения одна. Мне думалось, что меня просто бросали и говорили решать. Она боялась принимать такие решения за меня, чтобы не повторять ошибок своих родителей. Это здорово, но это крайности. Абсолютные. Однако если задуматься я всегда могла попросить совета и поговорить по душам, но я возвела стены. И эти стены я возвожу везде.

Я стараюсь быть честнее, стараюсь.


Всем ужасом весны пропах мой лёд души. И ты со мною больше не греши.
В златом свете мы с тобою стояли наяву. Однако не смеши: ты обманут был красотами огней.
Ведь в златом фальшивом свете фонарей мы стояли наяву.


Подкаст Secret Garden - Dreamcatcher

Категории: #6 - Колыбель качает нимфа


Дневник пользователя KiSLi > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Лихорадка теней 23
Ты говоришь ненавидеть жизнь это не...
читай в дневниках:
У пианино есть два вида клавиш: Бел...
Знакомую в автобусе укачало, она ус...
Серёжа родился, сыном назвали) (с)

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх